mks - Проблемная масса

Проблемная масса

19/07/2017

Пилотный проект по созданию «умных дорог» стартовал в Орловской области. На федеральных трассах установят автоматизированные пункты весогабаритного контроля. Это должно уберечь их от разрушения и пополнить областную казну за счет штрафов. Однако сами перевозчики восприняли идею в штыки. Корреспондент «Российской Газеты» изучил ситуацию на рынке грузоперевозок.
 
Интеллект на дороге
Вопрос о внедрении интеллектуальных систем был согласован еще в марте. Как рассказывала «РГ», тогда в Орле прошла профильная международная конференция. На днях по ее итогам правительство подписало соглашение с госкорпорацией «Ростех». Стороны договорились о развитии транспортной инфраструктуры.
— Мы внедрим ряд российских инновационных разработок в области интеллектуальных систем и систем весогабаритного контроля, — заявил гендиректор госкорпорации Сергей Чемезов. — Также будем способствовать привлечению внебюджетных инвестиций и готовы обеспечить поступление платежей в региональный бюджет.
Проект будет реализован в рамках программы, утвержденной правительством страны. Она предполагает повсеместное создание автоматизированных пунктов весогабаритного контроля. В регионах ЦФО в основном работают передвижные пункты. Их обслуживают госпредприятия. В Орловской области этим занимается «Орелгосзаказчик».
 
— Наш регион — сельскохозяйственный, и дороги страдают от грузовых машин, занятых на уборке урожая, — пояснил первый вице-губернатор Анатолий Мишанов. — В этом году планируем ввести полноценную систему весового контроля. У нас много передвижных пунктов, а также работает 61 комплекс системы «Безопасный город».
По данным Росавтодора, в целом по стране к 2021 году планируется создать 387 автоматизированных пунктов. Их уже связывают в единую систему. С ее помощью можно контролировать каждый грузовик. Датчики способны считывать такие параметры, как нагрузка по каждой оси, полная масса, расстояние между осями и габариты. Камера зафиксирует госномер машины.
 
Уведомление нарушитель получит по почте. Главная цель — не собрать как можно больше штрафов с грузоперевозчиков, а создать административный барьер, отмечают в Росавтодоре. Он должен стать препятствием для транспорта, превышающего параметры и разрушающего дорожную инфраструктуру.
 
Опасный рейс
Однако в Орловской области грузоперевозчики начали продавать самосвалы. Говорят, работать невыгодно.
Перевозчики не против создания пунктов весогабаритного контроля, но против правил, по которым те работают.
— Это очень хорошая идея, — считает орловский предприниматель Павел Волохов. — Но установленные требования к предельной массе транспортных средств таковы, что уложиться в них физически нельзя. Надо либо ехать пустым, либо платить за перегруз. А это огромные деньги.
Пару лет назад Павел купил самосвал. Покупка обошлась в четыре миллиона рублей, взятых в кредит. Работал по договорам со строительными фирмами. Но машина не успела себя окупить.
 
Недавние изменения вынудили Павла бросить бизнес, продать грузовик и искать себя в другом деле. Почему? Градация транспортных средств законом не предусмотрена. Одинаковые требования предъявлены к фурам, автопоездам и одиночным тягачам. Последние — это самосвалы, которые «кормят» таких предпринимателей, как Павел.
Поправки в КоАП были внесены в августе 2015 года. Они ужесточили статью 12.21.1, устанавливающую ответственность за нарушение правил перевозки тяжеловесных грузов, в том числе нерудных материалов. Санкции ударили по тем, кто перевозит щебень и песок. Предельно допустимая масса применима лишь к небольшим самосвалам советского производства. Но ими мало кто пользуется.
 
Пределы совпадают с массами автомобилей, для которых установлены. Других машин производители не предлагают. Так, максимум для двухосного самосвала КамАЗ — 18 тонн. Если общий вес больше — наложат штраф за перегруз. А только заявленная грузоподъемность этой машины равна 20 тоннам. Понятно, что загруженный самосвал даже без учета собственной массы превысит предел. То же самое касается многоосевых грузовиков и тягачей с прицепами. Значения допустимой массы установлены постановлением правительства страны, принятым в 2011 году. Так, предел для трехосного одиночного автомобиля составляет 25 тонн. А он способен перевозить до 40 тонн.
 
— Как ни распределяй песок и щебень, перегруз будет все равно, — говорит Павел Волохов. — Раньше за этим следили не так строго — наверное, не хватало весовых пунктов. Но сейчас их активно перемещают, обычно ближе к стройкам и карьерам. Некоторые ищут объезд, другие не выходят на работу. Ждут, пока пункт не увезут на другую дорогу.
 

 
Штраф для юрлиц и ИП, уличенных в перегрузе, составляет: 100-150 тысяч рублей при превышении допустимой массы или нагрузки на ось от двух до 10 процентов; 250-300 тысяч — от 10 до 20 процентов; 350-400 тысяч — от 20 до 50 процентов; 400-500 тысяч — свыше 50 процентов. Если нарушение зафиксировано автоматическим пунктом, назначается максимальный штраф.
 
Двойной удар
Тарифы государством не регулируются, за исключением авансовой платы за повреждение дорог. Стороны оговаривают условия в контракте. Цены по договорам устанавливают перевозчики и заказчики. В сутки двухосный самосвал КамАЗ-6520 при наличии двух-трех водителей и безостановочной работе может принести до 25 тысяч рублей.
 
Из них 15 уйдет на топливо и зарплату водителям. Согласно техпаспорту максимальная скорость самосвала КамАЗ-6520 составляет 90 км/ч. Емкость топливного бака — 350 литров. На 100 км летом расходуется 45,5 литра топлива, зимой — 53. Расход увеличивается до 50 литров в условиях бездорожья. А это те условия, в которых в основном работают самосвалы.
 

 
— Часть средств надо списать на амортизацию, которая у самосвалов очень высока, а также на предрейсовые технические и медицинские осмотры, — говорит Павел Волохов. — В лучшем случае остается 5-7 тысяч рублей.
Месяц надо работать, чтобы покрыть только один штраф за перегруз. А если ты работаешь, то он будет не один.
В отличие от фур, которые в оба конца едут с грузом, самосвал перевозит песок или щебень только в одну сторону. Обратно идет порожняком, но топливо-то расходует. Есть альтернатива: можно заранее заплатить властям за перегруз. Тягач не будут проверять на пункте весового контроля. В Орле тариф составляет 5000 рублей за рейс. А принести рейс может не более 3000 рублей. Вот никто почти и не платит.
— Некоторые перевозчики закрывают ИП и пытаются работать как физлица, сами садятся за руль, — рассказывает Павел Волохов. — Но строительные компании обычно отказываются от сотрудничества, потому что не могут заключить с ними договор. Закупать песок или щебень нелегально — себе дороже.
Кроме того,
раньше за перегруз отвечал только перевозчик. Теперь наказывают и грузоотправителя, который прежде мог даже и не знать о том, что происходит на трассе.
 
Объезд запрещен
Орловцы предлагают ввести градацию и предусмотреть собственные предельные массы для самосвалов либо увеличить предельные массы для всех транспортных средств. Надо учесть и то, что узкие рамки создают почву для коррупции. Когда грозит полумиллионный штраф, поневоле начнешь договариваться. Или тебя вынудят.
— Такой факт в конце прошлого года был рассмотрен в суде, — рассказала корреспонденту «РГ» старший помощник прокурора Орловской области Елена Семина. — Инспектор ГИБДД во время дежурства на пункте весового контроля остановил водителя, перевозившего в кузове картофелекопалку.
 
Теперь уже бывший полицейский напугал крупными штрафами: дескать, и вес превышен, и габариты сверх нормы, и вообще такие перевозки запрещены без спецразрешения. Водитель отдал ему все деньги, что были при себе. Потом обратился в полицию. Гособвинение добилось приговора — инспектора лишили звания и наказали штрафом в 102 тысячи рублей.
 


 
— При назначении штрафов далеко не всегда учитываются цели, задачи и правила привлечения к административной ответственности, — считает региональный бизнес-омбудсмен Евгений Лыкин. — Поэтому предприниматели вынуждены обращаться в суды.
По его словам, оценка работы сотрудников контрольных органов зависит от количества и объема выписанных ими штрафов. Чем больше, тем лучше работаешь. Поэтому назначают максимальное наказание. Личная статистика не учитывает то, что впоследствии суды в разы снижают штрафы или заменяют их предупреждением. Не учитывается и время, которое тратят ИП, бегая по судам. Разве это нормально?
Автоматизированные пункты весового контроля снимут проблему личной заинтересованности. Однако породят новую. Оспорить в суде решение о наказании, вынесенное на основании данных фото- и видеофиксации, чрезвычайно сложно. Искусственный интеллект нельзя подкупить. Значит, количество штрафов и их суммы резко возрастут? К чему это приведет?
— Думаю, что не все уйдут из бизнеса, но появятся нелегалы, которые будут искать объездные дороги, договариваться с инспекторами, — говорит Павел Волохов. — Возможно, возникнут нелегальные карьеры, возле которых не будет пунктов весового контроля. Знаю, что наши предприниматели против всего этого. Они хотят честно зарабатывать свой хлеб. Но их поставили в такие условия, что выгоднее продать автомобиль, чем работать на нем.